ВитражиВитражи
лица:
Витражи: Творческое Содружество
ВитражиВитражи
 
лица   
   события
история   
   манифест
поэзия   
   публикации
фото   
   гостевая

Публикации: Татьяна Трофимова

     Татьяна Пучко вылезла на сцену и сразу взяла в оборот обширную поляну перед нею. Песня, два стихотворения - и поляна заворчала и заворочалась. Взгляд одних намертво приковало к фигуре у микрофона, другие, с оскорбленными и недоумевающими лицами поползли прочь. Конечно, после мягкой и ласковой авторской песни выступление Пучки оказалось как глоток крепчайшего черного кофе после мятных леденцов.

Порог чувствительности. Зарисовки о нижегородском фестивале «Заозерье»

     Фестиваль «Заозерье» под Нижним Новгородом - один из любимейших мною фестивалей, не избежал судьбы большинства. Здесь тоже много попсы, которая выдается со сцены за авторскую песню, но все же меньше, чем на большинстве фестивалей. Здесь тоже много постороннего люда, который не имеет отношения к авторской песне и горланит по ночам у костров «Владимирский централ», но они удалены территориально от фестивальной поляны, вытеснены на окраину и внимательно контролируются незаметной, но вездесущей фестивальной охраной. Здесь собираются вместе Нижегородский и Саровский клубы, где много сильных авторов и исполнителей. А концерт «Поем нижегородских бардов» - не дань традиции продвигать своих, а действительно интересный концерт, каждый год пополняемый новыми песнями местных ребят, которые много пишут, и пишут действительно хорошо.

     На конкурсном отборе здесь наложен негласный запрет на «политические лауреатства»: победителями не становятся дети нужных фестивалю родителей. Для малышей проводится специальный детский конкурс, поэтому умиление по поводу поющих со сцены деток отдельно, а решения фестивального жюри - отдельно. И вообще, подход к лауреатству очень жесткий. Далеко не каждый год фестиваль отмечает кого-то этим званием, в этом году были лишь победители - дипломанты по номинациям. И это хорошо. Фестиваль держит высокую планку требований.

     Особого внимания, как феномен, заслуживает приезжающий на все местные фестивали клуб Балахны. Вот уж тайна за семью печатями, как могут уживаться вместе откровенные «дурки», самозабвенно горланимые всей толпой без перерыва, с прозрачными, акварельными и безусловно очень интересными стихами тех же авторов, что пишут эти самые «дурки» на потребу.

     И, как каждый по-настоящему интересный слет, «Заозерье» притягивает к себе с каждым годом все большее число москвичей. Кого-то здесь принимают сразу и с открытым сердцем, кто-то уже стал завсегдатаем, к кому-то настороженно присматриваются...

     Под брезентовым тентом - оживленное обсуждение.

     - Это допустимая рифма, она вообще мандельштамовская.

     - Ну, если уж на то пошло, то скорее северянинская. Далее следуют термины: литературоведческие, из курса психологии. Я - с высшим образованием и большим стажем работы в журналистике - помнила не все. У меня, как у собачки Павлова, сработал рефлекс. Мне было интересно. Интересно было и членам мастерской «Второго канала», которые оживленно спорили между собой. И лишь растерянное выражение лица ушастого молодого человека, который сидел, опершись на гитару на месте для прослушивания, говорило о том, что не всем участникам обсуждения комфортно. Он не переспросил - не каждый умеет признаться, что не понял ничегошеньки из обсуждения. Он просто дослушал и с той же растерянной улыбкой отошел к ожидавшей его «группе поддержки». Я постаралась не встретиться с ним глазами - именно я полчаса назад советовала ему и еще нескольким ребятам, ожидавшим своей очереди на прослушивание в другой мастерской, пойти на мастерскую «2 канала»...

     Но на этот раз члены жюри искренне увлеклись. Гораздо хуже, что такая манера обсуждения по моему (и не только моему) наблюдению была несколько раз применена отдельными членами жюри специально, в качестве воспитательного приема. Мол, ты считаешь себя поэтом, получи - мы разговариваем с тобой на нашем языке, и если ты не дорос до понимания того, что тебе сказало высокое жюри, то не суйся... в калашный ряд. Конечно, не все члены мастерской участвовали в подобных воспитательных моментах. Кое-кто увещевал: ребята, мы опять говорим только друг с другом... Кто-то помалкивал и вообще, кажется, чувствовал себя не в своей тарелке.

     Я понимаю, за что не любят Москву. Вся работа «Второго канала» (который на этом слете четко ассоциировался с Москвой), начиная от приветствия и заканчивая мастерскими, была проникнута плохо скрываемым и лезущим из всех щелей снобизмом: «вот мы вам всем покажем, как надо». Перед итоговым концертом специально обсуждалось, как бы избежать этого ощущения. И все равно - прорвалось. Шила в мешке не утаишь. После этого я начинаю думать, что правы организаторы фестиваля, которые, как выяснилось в разговорах за сценой, считают нижегородскую авторскую песню самобытным явлениям, которому может только повредить вторжение извне. Такое вторжение - безусловно...

     А это - из диалога, подслушанного вблизи площадки «Второго канала»:

     - Некрасиво они с ним...

     - Ага, как мальчики-девочки молодые да ранние, так думают, как бы обсудить, не обижая. А как самобытный автор, так ни слова конструктива. Договориться между собой не могут, что именно не понравилось. Но приложить так, чтоб не очухался и не смел в их ряды мэтров лезть - это завсегда пожалуйста.

     Уважаемые члены мастерской «Второго канала», из Нижнего Новгорода мы не увидим в этом году на 2 канале ни одного нового лица. Пропаганда второканальского фестиваля удалась с точностью до наоборот.

     Справедливости ради надо сказать, что на пользу мастерские пошли тем, кто и до этого был в поле зрения второго канала. Фоксу например, Любе Хоревой. Вот они получили и полноценное мастерение, и подробный разбор текстов. Благо, они разговаривают с жюри действительно на одном языке...

17 июня - 2003г.


«Зимородок» перерос свои собственные запросы

     В холле одного их корпусов поет лауреатка прошлых конкурсов. Поет свои светлые, динамичные, то веселые, то с грустинкой песенки. Обаятельна, уверенна в себе, мила. Вокруг нее тут же образуется стайка почитательниц, которые тянутся навстречу с магнитофонами. Чувствуется, что она - прообраз успеха для многих. Вслушиваюсь в слова... Увы, штампы и банальности. На следующий день от таких песенок не останется в памяти ни одного образа. А слушательницы все прибывают, плотненько сидят вокруг на ручках кресел, и на полу, уже толпятся у входа, восторженно перешептываясь.

     Минут через пятнадцать начинаю намечать себе путь к отступлению. И вдруг в затянувшуюся паузу вклинивается мужик с бородой, все это время молча просидевший в обнимку с гитарой в углу. И поет «Ты качала»... Жуков звучит, как вызов. Сразу слетает флер легковесных песенок, кажется, даже освещение в комнате меняется. Явственно чувствуется смятение в рядах слушателей. Кто-то раздосадован сменой настроя, а кто-то оживился, в глазах заблестел острый интерес: что-то будет дальше, чем кончится этот поединок. Поудобнее устраиваюсь и я. Мне уже уходить не хочется.

     Песня не для всех

     Впрочем, как выяснилось, лауреатство девушки было ничуть не случайным. Решение жюри это подтвердило. Побеждали не те, чье творчество интересно, самостоятельно, а те, кто сумел вписаться в фестивальную струю.

     Если бы тот же Жуков не был известным автором, он вполне мог бы оказаться за пределами финального концерта «Зимородка». Как сказал один из молодых членов жюри, «не ищите логики в работе жюри, - ее быть не может». Поэтому так недоуменно реагировал зал на группы девочек, совершенно одинаковых, скроенных по типу «Spice Girls», безликих и с безликим репертуаром. Одна за другой миловидные девочки-подростки пели на сказочно-погодно-дорожные темы. Потом выступил авторский дуэт, песни которого выбивались из общей романтично-легковесной струи. Они звучали совсем по-другому. Хлестко, звеняще, как будто играли не на гитарах, а на открытых нервах. В этих песнях были свет, боль, отчаяние и надежда. Надо, наверное, выделить номинацию «песня не для всех», но не отметить этот дуэт нельзя! Они не прошли в финальный концерт. Не вписались в настроение... Впрочем, еще на мастерских им втолковывали ведущие: «Да, сильно, да, хлестко. Но не рассчитывайте, что здесь вы будете поняты. Не ваш это фестиваль!». А у жюри, похоже, была четкая рекомендация: выдвигать в финальный концерт молодых и начинающих. Зачем тогда заявлять верхнюю возрастную границу до 30 лет? Похоже, этим противоречием организаторы фестиваля сами загнали себя в ловушку.

     Не кумиром единым

     Лауреатке, о которой я написала, повезло. У нее, при всей спорности того, что она делает, нашлись свои слушатели. Мне пришлось наблюдать во время фестиваля и прямо противоположную картину. Человек, приехавший среди гостей, достаточно известный и популярный автор, настолько некрасиво выступил, демонстрируя явное пренебрежением к слушателям, что лишился их. Его просто наказали, не став слушать.

     Вокруг свечей, стоящих на полу как прообраз костра, расположился народ - кто сидя, кто лежа. У некоторых в руках кружки с чаем - початая бутылка водки, стоящая в центре, явно не пользуется спросом. Несколько гитар в комнате вступают по очереди, ассоциативно, продолжая заданный настрой: Мирзоян, Луферов, Жуков, Слабиков, чьи-то собственные песни... Настрой задают ребята из Владимира, которые днем вели мастерскую. (Кстати, очень хорошо вели - ни слова пустой придирки, все очень доброжелательно и все по делу.)

     Мечутся тени по стене, дрожит огонек свечки, раскрываются души. Через час заглянул на огонек мэтр. Ему тут же передали гитару. Народ потянулся с магнитофоном - как же, такие люди! Мэтр запел свои песни, заводные, с крепким словцом, оставив без внимания лирический настрой окружающих. Поначалу слушали с интересом, потом начали утомляться. Минут через сорок ряды слушателей стали редеть. Встали и зачехлили гитары ребята из Владимира: «Ну, мы рядом с тобой просто пацаны...».

     Через час мэтр стал читать свои стихи, обильно пересыпанные неформальной лексикой. На втором часу вокруг осталось всего несколько слушателей. В три часа ночи мэтра попросту попросили освободить занимаемую пенку и гитару, сославшись на то, что хозяин того и другого отправляется спать.

     Оказалось, что подавляющее большинство приехавших: люди самостоятельно мыслящие, прекрасно чувствующие пошлость, не склонные к созданию кумиров. И, кстати, доросшие до серьезного творчества. В кулуарах можно было увидеть значительно больше творческих, интересных людей, чем вместил в себя финальный концерт.

     А бойся единственно только того, кто скажет: «Я знаю, как надо...»

     Пока жюри два дня безвылазно прослушивало участников конкурса, в холлах корпусов, комнатах и баре шла напряженнейшая жизнь. Здесь все, кто приехал не в качестве «хвоста», репетировали, готовились к конкурсу, волновались, подбадривали, выступали, обсуждали свою и чужую работу, знакомились, обменивались адресами, планировали будущие встречи. В баре народ просто веселился: звучало что-нибудь залихватски-оральное, раскрасневшиеся исполнители прихлебывали пиво, утопая в клубах табачного дыма.

     Ну, а в целом фестиваль был большой работой и большой удачей для многих. Хороши были мастерские. Не все, но большинство. Исключение составляли те немногие, где ведущие слишком стремились покрасоваться. Тогда содержательный разговор заменялся отобранной гитарой: «смотри, как надо...» Но в большинстве случаев люди действительно работали. И тогда можно было видеть, как автор вместе с «мастером» на ходу перекраивают текст песен, как образы становятся отточенными, а расположившиеся вокруг слушатели от созерцания переходят к активному участию в создании Песни. Как уверенные в себе исполнители, признав изъян, отправляются продумывать песню по-новому.

     Хочется, правда, заметить еще одну грустную вещь. Чаще, чем нужно, светились глаза новичков с бьющейся в них мыслью: «Я понял, как надо!». В том-то и дело, что не для этого собрались на «Зимородке» те, кто умеет и хочет уметь - обменяться своими взглядами, а не парадигмами, мнениями, а не отлитыми в металл штампами. Потому что должно быть не как НАДО, а как МОЖНО. Про как НАДО - это еще у Галича сказано: «А бойся единственно только того, кто скажет: «Я знаю, как надо...»

     P.S. На самом деле, фестиваль был яркий, праздничный, все участники настроены доброжелательно друг к другу, без конкурентной пристальности. Это очень приятно. То, что текст отчасти носит критический характер, продиктовано неким стереотипом. Когда все хорошо - это норма. Когда замечаешь что-то, что серьезно омрачает это «хорошо», хочется, чтобы было лучше. Мой электронный адрес оставляю для всех, кто захочет ответить: trubl@ng.ru

февраль - 2001г.


© ТС «Витражи» 2003
дизайн: Виталий Кульбакин 2003